8 лет в лагерях Путина

Зара Муртазалиева, осужденная в 2005 году, рассказывает о своем заключении в исправительной колонии в статье в издании Liberation.

«Она выглядит старше своих 29 лет», — отмечает автор статьи Вера Дорман. «Я жила в аду восемь с половиной лет. Это не плохой сон, который можно забыть. Это ужасная школа жизни», — признается Зара.

В 2003 году Зара, родившаяся в деревне недалеко от Грозного, решает переехать в Москву, говорится в статье. В мечети она знакомится с двумя молодыми русскими девушками, принявшими ислам. Ее новые подруги знакомят ее с чеченцем Саидом Ахмаевым. Зара не знает о том, что он состоит в отделе по борьбе с организованной преступностью при Министерстве внутренних дел, пишет автор. 4 марта 2004 года она не волнуется, когда ее отвозят в полицию для «обычной проверки документов».

«В полиции ловушка захлопывается. В сумке студентки находят тротил», — сообщает издание. По мнению адвоката девушки, она стала одной из жертв политики улучшения показателей спецслужб. В 2005 году Зару признают виновной в подготовке теракта и приговаривают к 9 годам колонии.

Журналистка Зоя Светова освещала процесс в газете «Русский курьер». «Это был цирк, обвинительный акт рассыпался на наших глазах, судья торопилась закончить дело», — вспоминает Светова.

«Твоя жизнь в колонии зависит от того, как ты поставишь себя с самого начала. Нужно сопротивляться, иначе тебя растопчет администрация и твои сокамерники», — говорит Зара. «Сексуальное насилие очень распространено. Персонал совершенно безнаказанно унижает заключенных», — отмечает девушка. «Все, что происходит в колонии, остается там. Обычно женщины не подают жалоб», — подчеркивает автор.

«Настоящим наказанием является нахождение 24 часа в сутки с людьми, нет ни секунды интимности», — продолжает Зара. Дни расписаны с восхода до заката. Камеры установлены во всех спальных помещениях, что лишает возможности несколько минут отдохнуть. Раз в неделю заключенные имеют право полностью помыться, сообщает издание.

Восемь лет Зара шила военную форму и учила законы тюремных джунглей, подчеркивает автор. Зара использовала в свою пользу статус «опасной преступницы». «У меня не было никакой надежды на сокращение срока, никогда мне не устанавливали условий, что давало мне возможность нарушать правила, защищать мои права. Я доставала администрацию», — говорит Зара.

Прибыв в Потьму, Зара залпом прочитала «Архипелаг ГУЛАГ». «Я нашла силы у Солженицына. Если они выдержали, было бы стыдно, если бы мы не выдержали», — отмечает Муртазалиева.

Зоя Светова теперь учит девушку жить на свободе. Она знакомит ее с московской интеллигенцией, водит ее в театры и музеи, помогает с первыми профессиональными шагами, сообщается в статье.

 

Источник: Libération
Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: