Обыски в домах лидеров оппозиции могут лишь активизировать протестное движение

В день проведения в Москве новой масштабной протестной акции западная пресса обсуждает предпринятые вчера Кремлем превентивные меры. Чего хотят добиться власти обысками у оппозиционных лидеров — охладить или радикализировать протестное движение? Акция протеста во вторник станет испытанием на прочность как для протестующих, так и для властей, полагают обозреватели.

Кремль усилил давление на российское движение оппозиции, обыскав в понедельник утром квартиры нескольких ее лидеров в преддверии масштабной демонстрации в центре Москвы во вторник, пишет Эллен Барри в The New York Times.

Евгений Минченко, директор Международного института политической экспертизы, сказал, что новый суровый закон против протестов был принят потому, что «власти обеспокоены нападениями на ОМОН 6 мая».

«Ситуация кардинально изменилась, — сказал он. — Два года назад не было опасности, что протесты радикализируются, а теперь эта опасность существует».

В Вашингтоне представитель Госдепартамента осудила серию шагов, предпринятых российским правительством, включая принятие закона о протестах, скоординированные обыски и повестки лидерам оппозиции на допрос во вторник, что, по ее словам, «явно было направлено на то, чтобы увести их с улиц во время демонстрации».

«Вместе взятые эти меры поднимают серьезные вопросы о произвольном использовании правоохранительных органов для подавления свободы слова и собраний», — сказала представитель Госдепа Виктория Нуланд. По ее словам, американский посол на этой неделе поднимет этот вопрос во время переговоров с российскими чиновниками.

Акция протеста во вторник станет испытанием на прочность как для протестующих, так и для властей. Организаторы едва ли могут предсказать, какой будет явка, получаемая в основном благодаря социальным сетям. Некоторые лидеры были так уверены, что волна протестов спадает, что не пришли на мероприятие 6 мая, и были шокированы, что оно собрало десятки тысяч.

«Может произойти так много всего, что задавать жесткие условия бесполезно, — сказал Александр Рыклин, который в понедельник провел организационную встречу. — Мы же не верили, что начнется новая волна репрессий, так ведь? Давайте вернемся в настоящее. В Москве сегодня начала работу репрессивная машина».

Как сообщает Der Standard, оппозиция подвергла обыски жесткой критике. По словам правозащитника Льва Пономарева, приводимым в статье, обыски должны были разозлить и радикализировать оппозицию, чтобы запланированный мирный протестный марш вышел из-под контроля.

По мнению австрийского политолога и эксперта по России Герхарда Манготта, последние действия российского правительства говорят о «сильной нервозности и некоторой утрате связи с реальностью». По его прогнозам, обыски в квартирах ведущих оппозиционеров приведут к возрастанию числа участников запланированной акции. По словам Манготта, действительно оттолкнуть людей от участия в демонстрациях могли бы столкновения с полицией, спровоцированные радикальными элементами, или подавление протестов с помощью военной силы.

В статье также подчеркивается, что тема обысков становится острее с учетом недавнего ужесточения закона о митингах.

Александр Виннинг в блоге Los Angeles Times приводит спектр мнений экспертов по поводу проведенных у лидеров оппозиции обысков.

«Я считаю обыски актом запугивания. Не было никакой необходимости обыскивать дома лидеров оппозиции в разгар праздников», — сказал в интервью Валерий Борщев, адвокат и активист Московской Хельсинкской группы.

«Это показательно на фоне недавно принятого закона о митингах, увеличивающего штрафы для демонстрантов, — добавил он. — Власти хотят послать сигнал, чтобы напугать общество, показать, что все, кто нарушает новый закон, будут допрошены».

Некоторые аналитики интерпретировали действия правительства как попытку избежать повторения насилия 6 мая, когда протестующие и полиция бросали друг в друга камни и куски асфальта.

«Цель этих обысков заключалась в том, чтобы предотвратить массовые беспорядки», — сказал Сергей Марков, кремлевский советник и проректор РЭУ им. Плеханова, назвав обыски «легитимными».

Но Андрей Кортунов, президент фонда «Новая Евразия», сказал в интервью, что обыски также отражают стремление властей усилить свой контроль над обществом, которое последнее время переживало нечто вроде политического пробуждения.

«Сезон выборов принес с собой повышение политической сознательности, — сказал он о протестах, начавшихся в прошлом году со спорных выборов в парламент. — Теперь, когда выборы закончены, власти хотят вернуться к нормальной жизни». Но, по его словам, «их действия вполне могут привести к радикализации протестного движения».

http://inopressa.ru/article/12Jun2012/inotheme/opposition.html

Реклама

Илья Яшин вышел на свободу

Один из лидеров движения «Солидарность» Илья Яшин в ночь на 27 мая вышел на свободу из спецприемника №1 на Симферопольском бульваре, сообщает «Интерфакс». Оппозиционер провел в заключении десять суток.

Встретить Яшина у спецприемника собрались несколько десятков активистов оппозиции, а также представители СМИ и блогеры.

Яшин был задержан 16 мая в районе Кудринской площади, куда после разгона переместился оппозиционный лагерь, до того располагавшийся на Чистопрудном бульваре. Лидера «Солидарности» признали виновным в административном правонарушении по статье 19.3 КоАП РФ — неповиновении законным требованиям сотрудников правоохранительных органов.

http://www.lenta.ru/news/2012/05/27/yashinisfree/

Москва перед выбором: путинизм или демократия

Между парламентскими и президентскими выборами российские граждане вышли наконец на улицы, протестуя против разложения страны, управляемой тандемом. Россия и демократия — по пути ли им в будущем? — задается вопросом в статье, опубликованной на сайте Die Welt руководитель аналитического фонда «Индем» Георгий Сатаров.

«Владимир Путин и его режим были застигнуты врасплох волной зимних протестов и находились на грани паники. Однако после того, как Путин снова выиграл президентские выборы, волна протеста стала стремительно терять силу. (…) Ожидание мгновенного успеха не оправдалось — отсюда и угасание романтического импульса», — констатирует автор.

Это помогло власти в преддверии президентских выборов взять инициативу в свои руки — державший место для Путина в Кремле Медведев обещал реформы и даже встретился с представителями оппозиционных партий. Многие тогда полагали, что над протестным движением одержан верх.

Однако, пишет Сатаров, протесты стали в первую очередь доказательством необратимых изменений в российском обществе. «Российское общество превратилось в своего рода сухой торфяник, готовый воспламениться от любой искры».

Выборы в местные органы власти, совпавшие с президентскими, которые раньше мало кого интересовали, позволили выйти на передний план молодым активным политикам. И это движение автор считает важным для страны.

«По счастливой случайности, пробуждение российского общества от сна, географическое распространение политической оппозиции и появление нового, свободного от советских стереотипов поколения дает стране шанс на демократические реформы, которые, казалось, были похоронены в ходе 12-летнего правления Путина», — замечает автор. Однако России предстоит сделать выбор не только между путинизмом и демократией. В своем стремлении упрочить стабильность «режим пробуждает к жизни силы, которые и сам уже контролировать не в состоянии. Национализм и гомофобия, которые Путин с Медведевым выпустили навстречу волне свободы, опаснее для них, (…) чем все либералы и левые вместе взятые», считает политолог.

Источник: Die Welt

Рогатого поздравили с воцарением

Болотная площадь дралась с ОМОНом отчаянно, яростно, зло. Выталкивая из себя вклинивавшиеся в её кипящее народное нутро сотенные отряды уродливых «космонавтов» в шлемах и латах, пытавшихся хватать и, избивая, тащить в автобусы и автозаки защитников последнего московского островка свободы – площади, на которой когда-то казнили Емельяна Пугачёва.

Впервые за 20 лет московский люд открыто схватился с многотысячной полицайской армадой. Со стороны Большого Каменного моста Кремль и дрожащих в нём тварей прикрывали собой тысяч пятнадцать вымуштрованных угрюмых головорезов, прикрывшихся для верности ещё и грузовиками.

Это была репетиция инаугурации Путина, вора и военного преступника, как гласили плакаты на площади.

Болотная дралась и временами побеждала, отбрасывая шлемоголовых обратно, не давая им бить и хватать. И даже сама бросалась в отчаянные и обречённые контратаки, забрасывая полицаев древками флагов и пластиковыми бутылками, а другого оружия у демонстрантов-то и не было, ведь на мирные митинги в Москве давно уже пропускают через рамки металлодетекторов.

Полицаи спровоцировали это побоище сами, не то по глупости, не то исходя из своей подлой сущности, перегородив зачем-то мост на пути движения колонны демонстрантов к месту проведения санкционированного митинга. Просто так взяли и перегородили в три ряда своими закованными в скафандры тушками. А на площади уже начался митинг против воцарения на третий срок главного жулика и вора.

И тогда на прорыв провокационного оцепления пошли молодые мальчишки-анархисты, прикрыв платками и черными капюшонами лица, размахивая чёрно-красными флагами и заглушая ментовские мегафоны отчаянными кричалками: «Ан-ти-фа! Но пасаран! — Х…й мусорам»!

Их тут же валили на асфальт натренированные омоновские цепи, лупили дубинками, волокли по мостовой в машины, но они упорно пытались прорваться, а площадь подхватывала их лозунги и кричалки и дружно скандировала: «Позор»! Завертелась карусель ментовских автобусов, увозящих десятки задержанных, а уже волокли бегом всё новых, наскоро подхватывая за руки и за ноги и охаживая тут же по рёбрам тяжёлой резиной дубинок.

Полыхнули несколько фаеров, полетела в ОМОН дымовая шашка. Цепи карателей ответили впервые за много лет слезоточивым газом. Это были первые столкновения на Болотной.

На самой площади в это время хватали организаторов митинга Сергея Удальцова и Алексея Навального, хватали внаглую, прямо с трибуны, во время выступления. Якобы за то, что демонстранты превысили заявленное число участников, вместо обещанных пяти тысяч, в этот раз пришло тысяч СТО ПЯТЬДЕСЯТ! Якиманка, обе набережные и вся Болотная площадь были полны народа, люди кричали полицаям: «Фашисты»! и расходиться не собирались.

К 19 часам ОМОН ещё дважды применив «черёмуху» блокировал собравшихся на площади демонстрантов с трех сторон и фактически прижал их к ограде набережной.

Полицайское подкрепление пребывало постоянно, все улицы вокруг перекрывались, корректировку с воздуха осуществлял вертолёт, постоянно круживший над нами.

На Болотной началась непрерывная драка с ОМОНом. В воду полетели несколько шлемов, привыкшие безнаказанно бить в этот раз омоновцы встретили яростный отпор и сами получали по зубам.

К 20 часам омоновские цепи захватили все мосты в округе, стали выдавливать людей и с Кадашевской набережной, количество задержанных и избитых москвичей уже перевали за пять сотен к тому времени. Автобусы и автозаки не успевали их увозить.

Демонстрация заканчивалась полным разгоном и массовыми избиениями. Сначала объявили о четырёх сотнях задержанных, потом, видимо получив приказ занижать цифры в преддверии завтрашнего путинского карнавала, стали сообщать о двух с половиной сотнях.

Последняя отчаянная манифестация стихийно возникла на Большой Ордынке. Здесь ОМОН перекрыл мост, а митингующие фактически захватили всю улицу, не пропуская на неё тяжёлые грузовики полиции.

Народу здесь собралось немного, человек пятьсот-семьсот, не более, всего пять оранжевых флагов «Солидарности» и три красных «Левого фронта». Толпа зло скандировала в лицо хмурым омоновским цепям: Путин, уходи! Это наш город! Третий срок – тюремный! Срывайте погоны, вставайте к нам в ряды! Свободу политзаключённым!

Здесь же были задержаны ещё двадцать активистов «Левого фронта», их погрузили в автозак и до позднего вечера возили по городу нигде не выгружая. Видимо получив приказ, цепь карателей двинулась на народ, рассекая последнюю в этот вечер антипутинскую демонстрацию. Весь район был уже оцеплен, вдоль узких улочек стояли зарешёченные грузовики ОМОНа, движения было блокировано, демонстрантов рассеивали по дворам и тут же хватали всех без разбору, особенно свирепствовали, если видели у кого-то флаг или белую ленточку.

Вдоль домов, в вечерних сумерках, как во время фашистской оккупации, стояли люди, прижатые лицом к стенам, их обыскивали, заковывали в наручники, волокли к машинам. «Фашисты!» — кричали люди полицаям. Те себя вели соответственно.

http://kavkazcenter.com/russ/content/2012/05/07/90442.shtml

В Астрахани столкнулись две России

Лондонская газета Financial Times публиковала репортаж из Астрахани своей московской корреспондентки Кортни Уивер (Courtney Weaver), озаглавленный «Каспийское недовольство привлекает московских активистов (Caspian discontent lures Moscow activists)»

«После долгой московской зимы активисты русской оппозиции оставляют столицу и отправляются на берега Каспийского моря, где их ждет 30-градусная жара и свежая аудитория протестующих», – пишет газета.

Уивер описывает ситуацию в городе, куда направляются из столицы оппозиционные активисты, чтобы поддержать Олега Шеина, больше месяца продолжающего голодовку в знак протеста против результатов выборов мэра города:

«Знаменитости московского оппозиционного движения, например, гламурная тусовщица Ксения Собчак, начали приезжать в сонный судоходный город на прошлой неделе, привозя c собой из столицы толпы презирающих условности московских бездельников, которым чуть больше 20 лет.

«Мой отец называет это политическим туризмом — люди путешествуют туда, где происходят волнения», шутит Юрий Суетин, молодой компьютерный специалист, который, как многие активисты, решил прокатиться 28 часов на поезде, платя за билет из собственного кармана.

Экспорт так называемой московской «революции довольных» в обедневшие уголки России может оказаться делом рискованным, особенно в таком регионе, как Астрахань, где средняя зарплата составляет всего 17 тысяч рублей.

Однако «путешествующую оппозицию» в городе приняли удивительно хорошо. Тому свидетельство митинг в 3000 человек, собравшийся в поддержку Шеина в полумиллионном городе. При этом местные шутники говорят, что московские кошельки скоро помогут заменить город на Петербург в качестве второго наиболее часто посещаемого туристами города России».

Сам Шеин, потерявший за время голодовки уже 12 килограмм, имеет статус «почти мученика». «Он наш Иисус Христос», – цитирует газета местного бизнесмена Октая Магомедова. А одна женщина, по свидетельству Уивер, начала плакать, как только услышала имя Шеина.
Газета приводит слова местных жителей, рассказавших о том, как их заставляли идти на митинг в поддержку соперника Шеина на выборах. Они также рассказали газете о том, как руководители предприятий города просили своих сотрудников показать фотографии бюллетеней с «правильными» отметками, снятыми на мобильные телефоны.

Однако главной проблемой оппозиции в Астрахани является настроение самих сторонников Шеина, которые с большим пессимизмом относятся не только к возможности назначения перевыборов главы городской администрации, но и вообще к возможности перемен.

Алексей Навальный сказал газете, что этот пессимизм «является проблемой всех русских. Они не верят своей собственной власти».

«В Астрахани столкнулись две России, – сказал в интервью Financial Times Олег Шеин, – Россия жуликов и воров и народ, который хочет порядка. Люди готовы к переменам».

Напомним, что Астархан (он же Хаджи-Тархан) является захваченной русскими мусульманской землей, которой вообще не нужна никакая Россия.

http://kavkazcenter.com/russ/content/2012/04/20/90106.shtml

Лимонов рассказал, как агенты ФСБ уничтожили протестное движение

В своем интервью русскоговорящему отделу Voice of America писатель Лимонов сообщил о завершении Белой Революции в России. Он в частности отметил:

«Сегодня все стали демократами –  Путин, Зюганов и другие. Все выступают за свободные выборы, разделение властей, за независимость СМИ. Поэтому есть смысл вернуться в старый словарь и говорить о буржуазии как классе. А средний класс – это имущественное определение. У нас буржуазия в себя включает и интеллигенцию.  Российские власти – это тоже буржуазия.

Протестное движение «живет после смерти», и «капут» случился 5 марта на Пушкинской площади. Я бы даже сказал, что уже 10 декабря, когда Немцов увел людей из центра города, с площади Революции, на Болотную, содержалось зерно поражения. Стратегически площадь Революции находится в непосредственной близости от всех нервных центров России – в 200 метрах от здания ЦИК РФ, на таком же расстоянии от госдумы, а за спиной Маркса видна Кремлевская стена, поэтому власть очень бледнела в этот день.

Немцов спас действующую власть. Среди его незаконно прослушанных разговоров этот момент однажды всплывает. Он говорит: «Они мне должны поставить памятник на Лубянке».

Далее три месяца все развивалось по сценарию уничтожения народного протеста. Водили по городу людей, занимаясь бессмысленными речами, с художественной самодеятельностью на сцене присутствовали светские персонажи. И вот все это привело к 5 марта, когда на разрешенном бессмысленном митинге на Пушкинской площади все это бесславно закончилось.

10 декабря нам надо было всем этим восьмидесяти или ста тысячам людей повернуться к зданию ЦИК и постучать в двери, сказав, что мы требуем аннулирования результатов парламентских выборов и не уйдем до тех пор, пока вы это не сделаете.

Речь не о революции, а обычном мирном давлении на власть. Встать и сказать, что мы не уйдем. А теперь мы слышим Удальцова, который собирается 1 мая вывести на улицу один миллион человек. Все. Цунами по заказу не бывает. Оно бывает в моменты разгневанности людей. Оно было 10 декабря, продержалось некоторое время, а теперь на митинги выходит по 10 тысяч человек.

Не нужно выходить на митинги, если не о чем говорить. Митинги – устарелое, архаичное явление. Может быть, в конце 19-го или начале 20 века надо было неграмотным людям объяснять, что происходит. Сейчас, когда мы имеем невероятные в истории человечества СМИ, митинги и не нужны. А десятки тысяч недовольных людей нужно было использовать как оружие против государства.  нНжно было проявить большую волю, чтобы сказать, что мы не уйдем до тех пор, пока на площадь Революции не привезут освобожденных политических заключенных. А власть в тот момент боялась, трепетала и готова была уступить.

 

Диалог с властью —  сотрудничеством с врагом.  Россия – полицейское государство, желающее перерасти в нечто большее. У нас авторитарный режим, желающий стать тоталитарным. Мы уже видим отдельные проявления тоталитарного режима. Наша власть не понимает переговоров.

Либералы слили протест. Нет результатов. Мужество, героизм и проснувшаяся гражданственность в россиянах, продолжавшаяся три месяца, закончилась. Люди надеялись, что их поведут в сторону перемен. Граждан сделали пассивными зрителями, чтобы они стояли и смотрели на второстепенных деятелей культуры – Акунина, Парфенова и прочих телевизионных персонажей.  Людей повернули от политики в сторону дрянного шоу.

Митинги стали городским развлечением.  Это плохо.  Светский и хорошо одетый Парфенов, Ксения Собчак – они совсем из другого параллельного мира, что придало протесту несерьезность и легкомысленность. Путин тонко все это использовал в своей кампании.  Когда наши буржуазные лидеры и вожди стали хвастливо кричать о креативном классе, Путин очень ловко представил все это в таком свете, что да, богатый, креативный класс против бедного народа.

Сейчас оппозиция переосмыслит свое поведение, особенно самые здравые ее силы. Я надеюсь, что еще остался порох в пороховницах у протестующих граждан. Думаю, что оппозиция станет более радикальной. И все-таки Путин не удержится у власти, потому что морально он не пользуется поддержкой активного меньшинства».

http://kavkazcenter.com/russ/content/2012/03/13/89404.shtml

Выборы-2012 (фальсификация, протест)