«Мои друзья говорят, что сейчас хуже, чем при Сталине…»

«Многие спрашивали меня, что я думаю о Владимире Путине после его визита в Лондон, на Олимпиаду. Конечно, я не могу быть объективной. Именно этот человек создал мир, в котором моего мужа на улицах Лондона отравили полонием-210», -пишет Марина Литвиненко на страницах Daily Mail. «Поэтому я сильно расстроилась, когда увидела Владимира Путина на дзюдо вместе с Кэмероном. Мы узнали о том, что он точно приедет, только за два дня. Когда мы услышали об этом, мой 18-летний сын Анатолий сказал, что хочет купить билеты. Он сидел слишком далеко от Путина, но я уважаю его решение. Я горжусь им, но я не хотела идти вместе с ним», — пишет Литвиненко. «Я считаю, что премьер-министр не должен был появляться рядом с российским президентом на Играх. Путин уже продемонстрировал свое неуважение к Великобритании и ее границам, и он не станет уважать Кэмерона за этот поступок. Возможно, Кэмерон решил проявить британское гостеприимство, но Путин посчитает его слабым».

«В течение 12 лет, с тех пор как он стал президентом, Путин руководил Россией твердой, никогда не ослабевающей хваткой. В России больше нет гражданских свобод, свобода слова испарилась. Мои друзья говорят, что сейчас хуже, чем при Сталине. Если люди в России несчастливы, они не могут об этом сказать», — утверждает вдова Литвиненко. «Два года назад я подала заявление на получение российского паспорта, чтобы навестить родителей. В итоге мне его выдали, но я так и не съездила, я боюсь», — пишет она. «Я опасаюсь, что, если я вернусь, они арестуют меня и найдут подходящий закон против меня. Даже здесь на прошлой неделе я чувствовала себя некомфортно, зная, что Путин и его служба безопасности близко».

«Расследование убийства Саши начнется этой осенью. Я знаю, что мы никогда не добьемся справедливости для Саши, но это не значит, что мы должны прекратить попытки», — отмечает Литвиненко. После посещения дзюдо Кэмерон заявил, что дело Литвиненко по-прежнему вызывает разногласия между Россией и Великобританией. «Это дает мне надежду. То, что произошло с Сашей, не должно быть спрятано под ковром, не только из-за меня, но из-за всех. Путину непозволительно действовать безнаказанно», — заключает Литвиненко.

Источник: Daily Mail
Реклама

Головокружение от грехов

Письмо И.В. Сталина судье Сыровой и бизнес-омбудсмену Титову

Тт. Сырова и Титов,

Шлю вам обоим большевистский привет из-под Кремля.

Думаю, вам понятно, почему Политбюро попросило меня написать вам. Ваше мужество в отстаивании интересов рабоче-крестьянского государства заслуживает поддержки. Тов. Титов противостоит буржуазии, мужественно отвергая через центральную печать иезуитские попытки з/к Ходорковского оспорить пребывание в нашем советском исправительно-трудовом учреждении. Буржуа, который хитростью пробрался в советскую тюрьму, слишком много знает, чтобы мы теперь могли бесплатно выпустить его из советской тюрьмы.

В Вашем, товарищ Титов, лице мы имеем не просто омбудсмена по делам буржуазии, но того же нового человека, яркий образ которого показываете и Вы, товарищ Сырова. В трудной борьбе на два фронта с совершенно озверевшими церковниками с одной стороны и мелкобуржуазными мещанами с другой стороны Вы, товарищ Сырова, показываете, что может сделать советский человек во враждебном окружении воротил свечного и алтарного бизнеса.

В показательном процессе над троцкистско-зиновьевской бандой Pussy Riot Вы сумели поймать церковников в богословскую ловушку, заставив их смертным грехом лжесвидетельства служить делу партии и народа. Но и мелкобуржуазную сволочь Вы заставляете взрываться от гнева и ежесекундно проговариваться. Что могут эти интеллигентишки? Только блеять о совести. Но мы с Вами, товарищ Сырова, еще со времен подвигов Ваших учителей, тт. Ягоды, Ежова и других, твердо знаем: «Где была совесть, там хуй вырос!»

Надеюсь, Вы понимаете, что я говорю не о вульгарном мужском мочеполовом хуе, а о том символе всей нашей партийной работы, который наш народ отразил в свое время в частушке:

Ой, калина-малина,
Хуй большой у Сталина:
Больше, чем у Рыкова
И Петра Великого.

Логика нашей революции, однако, заставляет меня перейти от большого к малому.

Вчера, находясь в г. Лондоне, товарищ Путин сказал, что так уж строго судить их не надо.

Здесь вот какое дело, и Политбюро просило меня написать Вам по горячим следам этих слов президента РСФСР.

Во-первых, не дело главы государства вмешиваться в ход нашего советского судебного процесса и ослаблять ненужной либеральной мягкотелостью массовидность грядущего террора. Если это не преступление, согласованное с японо-германским командованием, то это, во всяком случае, грубая ошибка т. Путина.

Нельзя героя-судью, отказавшуюся от последних признаков мещанства в виде совести и буржуазной порядочности, принуждать к ослаблению хватки. Партия и народ Вам, товарищ Сырова, этого не простят. Как не простят они и главе государства, о котором троцкистско-зиновьевские фашисты прямо говорят, что тот «зассал«! Пусть даже «зассал», но нельзя носить это по городам и весям в ютубусе и безнаказанно показывать врагам народа. Об ошибках товарища Путина мы напишем ему лично.

Помните, товарищи, что только полный и безоговорочный отказ от хваленой мелкобуржуазной человечности, от химеры солидарности создаст в России человека нового типа. Такого, который демонстрируете Вы, товарищи Сырова и Титов.

Снят вопрос буржуазных ценностей порядочности, сословной или семейной солидарности.

Снят вопрос о так называемом смертном грехе: если лжесвидетельство идет на пользу государственному обвинителю, это уже не смехотворный смертный грех, а рабочий момент судопроизводства. Если можно заставить отца поработать против родной дочери на пользу прокуратуры, это победа нашего советского суда.

Снят вопрос и о том, что дороже – собственное благополучие (на благо Родины) или химеры личного достоинства и профессиональной чести.

Эта моя мелкая поправка к высказыванию товарища Путина, надеюсь, поможет Вам принять правильное решение по делу о троцкистско-зиновьевских православных сектантках, пляшущих на костях утопленников навеки оставшегося в народной памяти бассейна «Москва».

С горячим приветом,

жму руки,

И. Сталин

Гасан Гусейнов

 

Встретим мы по-сталински врага

Аннуляция российской визы корреспондента Guardian Люка Хардинга — очередная попытка Москвы вернуться вспять, к практике контроля за сообщениями иностранных журналистов.
Сегодня уже мало кто знает, что во времена Сталина материалы иностранных корреспондентов, аккредитованных в Москве, подлежали обязательной цензуре. Их следовало отправлять в редакцию с Центрального телеграфа на улице Горького, где дежурил сотрудник уполномоченного Совета народных комиссаров (министров) СССР по охране военных и государственных тайн в печати, вычеркивавший из депеш все что ему заблагорассудится. Можно было надиктовать текст по телефону (тариф был несуразно высоким), но связь могла в любую минуту прерваться. С конца 30-х годов по постановлению Политбюро все телефонные разговоры иностранцев записывались на пленку, расшифровывались и в виде обобщенных сводок, куда входили также обзоры отправленных из Москвы корреспонденций, направлялись высшему руководству страны.
Существовали также закрытые информационные бюллетени ТАСС, содержавшие переводы опубликованных за рубежом статей, по которым можно было судить о лояльности журналистов. Наказанием за клевету было выдворение. Так, например, в протоколе заседания Политбюро от 1 июля 1937 года значится: «Выслать из СССР корреспондента венской газеты «Нейе Фрейе Прессе» Бассехеса, как журналиста, дающего заведомо клеветническую информацию об СССР».
Для того чтобы быть высланным, не обязательно было «клеветать» самому — журналиста могли наказать за чужую статью, напечатанную в той же газете. В апреле 1939 года в информационном выпуске ТАСС оказался перевод статьи Роя Говарда из газеты New York World Telegram. Рой Уилсон Говард — классик американской журналистики, создатель и председатель совета директоров агентства UPI, главный редактор указанной газеты. Он пользовался благосклонностью сталинского режима; в марте 1936 года был допущен к телу вождя и взял у него интервью, имевшее большой резонанс в мире. Тем более горькое разочарование постигло его московских кураторов. Вернувшийся из очередной поездки в СССР Говард писал об атмосфере страха и доносительства, воцарившейся в советской столице: «За последние два года, по общему мнению, тысячи политических, военных и экономических руководителей были расстреляны, сосланы или ликвидированы тем или иным путем… Шпионы, осведомители и агенты-провокаторы наводняют Москву… Недоверие, тайна и подозрение окутывают всю обстановку вечным липким туманом…» На полях перевода статьи имеется резолюция рукой Сталина: «Изгнать представителя этой газеты из Москвы».
В апреле 1947 года вопрос о предварительной цензуре сообщений иностранных корреспондентов был затронут в беседе Сталина с видным американским политиком Гарольдом Стассеном, считавшимся перспективным кандидатом демократов на президентский пост. В том, что вопрос затронул американец, не было ничего удивительного — удивительно было то, что и вопрос, и ответ Сталина были напечатаны в «Правде». (В примечании редакции сказано, что «в опубликованном американской прессой тексте беседы допущен ряд произвольных изменений и неточностей».) Как явствует из текста, составленного в форме косвенной речи, заморский гость выразил мнение о том, что «если не было бы цензуры на сообщения корреспондентов, это было бы лучшей основой для сотрудничества и взаимопонимания между нашими народами».
В ответ Сталин заявил, что «в СССР трудно будет обойтись без цензуры. Молотов несколько раз пробовал это сделать, но ничего не получилось. Всякий раз, когда Советское правительство отменяло цензуру, ему приходилось в этом раскаиваться и снова ее вводить. Осенью позапрошлого года цензура в СССР была отменена. Он, И.В. Сталин, был в отпуске, и корреспонденты начали писать о том, что Молотов заставил Сталина уйти в отпуск, а потом они стали писать, что он, И.В. Сталин, вернется и выгонит Молотова. Таким образом эти корреспонденты изображали Советское правительство в виде своего рода зверинца. Конечно, советские люди были возмущены и снова должны были ввести цензуру».
За этим пассажем кроется параноидальная подозрительность Сталина. Осенью 1945 года вождь надолго уехал на юг. На хозяйстве остался Молотов. 7 ноября на праздничном приеме в Кремле он расслабился и сочувственно выслушал жалобы западных журналистов на драконовскую цензуру. Вскоре они и впрямь почувствовали послабления. Посыпались радостные телеграммы о том, что за немощью Сталина политическое руководство, судя по всему, перешло к Молотову и теперь следует ожидать благотворных перемен. Сталина эти сообщения разъярили. Он потребовал от Политбюро разобраться, почему Молотов «не принял никаких мер, чтобы положить конец безобразию… Не потому ли, что пасквили входят в план его работы?» Несмотря на покаянные послания Молотова Сталин так и не вывел его из опалы, выдвигал против него все новые обвинения, а в марте 1949 года лишил поста министра иностранных дел.
При таких условиях работа в Советском Союзе превращалась для иностранных журналистов в значительной мере в фикцию. Агентство Reuters в 1950 году вообще закрыло свое бюро в Москве. Корреспондент агентства вернулся лишь после смерти Сталина. Цензура для иностранных журналистов продолжала действовать до 1957 года.
При Владимире Путине «чекистское обслуживание» журналистского корпуса возобновилось. Депортации стали рутиной, о которой столичная публика не знает просто потому, что пострадавшие, как правило, не поднимают шума. Решения о выдворении или прекращении аккредитации принимают местные правоохранительные органы и суды. Наиболее типичное основание — нарушение правил пребывания в режимной зоне. Это не обязательно Чечня. Можно вспомнить выдворение латвийской съемочной группы из Пыталовского района Псковской области в мае 2005 года. Официальный предлог депортации — несанкционированная съемка железнодорожного узла, «являющегося международным пунктом пропуска». Был случаи выдворения финских, норвежских и японских журналистов.
Владимир Путин не раз называл американскую демократию «так называемой», а в своих рассуждениях о зависимости буржуазной прессы от «денежного мешка» практически цитирует знаменитую статью Ленина «Партийная организация и партийная литература». Вот Наоми Кэмпбелл небось не лишится визы — потому что доказала свою лояльность, сюсюкая с премьером.

Владимир Абаринов

http://www.grani.ru/opinion/abarinov/m.186062.html

Продолжение банкета — Медведев повторил Сталиский тост


Два года назад я говорил о неизбежности международного освоения углеводородных богатств России Правда, перспективы такого рода я оценивал идеалистически, мечтая о перемене национальной идентичности, об осознании миссии экономического донорства как долга перед человечеством, о построении открытого общества.

Пока все по-другому. Обмен активами меж BP и «Роснефтью» оценен как сделка двух изгоев, причем по схеме вовсе не оригинальной, а планировавшейся в свое время Михаилом Ходорковским.

Вполне естественной реакцией на это стал вывод об идеологическом крахе путинской вертикали внутри страны и полной победе идеологии российского коррумпированного капитализма вовне — в частности, в Британии. С последним не поспоришь. Тех, кто предрекал сокращение сотрудничества с западным бизнесом, предупреждали, что их мечты ни на чем не основаны. Но вот насчет идеологического краха вертикали внутри страны — это совсем не так.

Во-первых, какой же это крах, если сразу после повторного осуждения Ходорковского и Лебедева просвещенные мореплаватели вась-вась с теми, кто его посадил? Во-вторых, все надо рассматривать в контексте. Да, конечно, сделка с BP важнее всего, потому и заключал ее Путин. Но и его верному помощнику Медведеву (ну нет между ними никаких противоречий, сказки все это, нет партии бабла и партии крови, умозрение это, фантазия) тоже было доверено нечто существенное. Поговорить о ведущей и направляющей роли русского народа внутри многонационального народа Российской Федерации. О многонациональности — это из Конституции России, но власти сейчас ближе сказанное Сталиным в его знаменитом тосте за русский народ, дошедшем до нас в двух вариантах: не то «руководящий народ», не то «наиболее выдающаяся нация из всех наций, входящих в состав Советского Союза». Да, и «руководящая сила», конечно, практически статья 6 уже брежневской конституции.

Ну, а что? Почему, собственно, нет? Почему очевидный поворот к русскому шовинизму — а тут только начни, так и покатишься, — несовместим с интернационализацией добычи углеводородов? Вполне. Запад хавает, и ладушки. Он еще не такое хавает: например, предпочел не заметить официальную позицию российского посольства в Абхазии о готовности помогать всем гражданам России кроме грузин по национальности. Ежели россияне все это терпят, то чего встревать?

Грузию Запад сдал, Ходорковского сдал — это понятно. Но кого придется сдавать в ближайшем будущем, когда того потребует новая национальная политика Кремля? И что — теперь, после прецедента с BP, это весьма актуально — потребуется сдать взамен Кремлю? Тут ведь дело какое: если разобраться, Запад сдает людей и нации здесь и сейчас, а путинская быдлобратия расплачивается туманными перспективами. Во всяком случае, бизнес-перспективами — BP важнее было получить деньги, чтобы справиться с последствиями катастрофы в Мексиканском заливе, но что там будет на арктическом шельфе, зависит от живучести ишака и шаха, тем более что совсем не ясно, кто в этой истории шах, а кто ишак.

Что такого веселого и новенького сулит стране и миру новая национальная политика Кремля? Конфронтация с соседями и даже война с одним из них обошлись без подобных заявлений — агитпроповского и административного дерьма было достаточно, но таких деклараций не было. Предвыборный ход? Так на выборах сейчас важен только административный ресурс, за голоса никто всерьез и не борется. Да и не волнует особенно население миграционная проблема. Именно она должна выйти на первый план, если не предвидится похода на Царьград или мести неразумным хазарам. Вот данные ВЦИОМ от 15 ноября прошлого года. В рейтинге проблем страны по-прежнему лидируют инфляция (56%) и алкоголизм (53%). К числу наиболее значимых вопросов, стоящих перед Россией, респонденты также относят безработицу (46%), коррупцию и бюрократизм (44%), уровень жизни населения (42%).

Несколько ниже уровень тревожности относительно ситуации в жилищно-коммунальной сфере (34%, пенсионного обеспечения (33%), а также преступности (31%), здравоохранения (30%). Далее следуют такие проблемы, как положение молодежи, терроризм (по 26%), состояние морали и нравственности (23%), ситуация в сфере образования (19%), влияние олигархов на жизнь страны (18%), экологическая ситуация, демографическая ситуация (по 16%), экономический кризис (15%), задержки выплат заработных плат (13%), ситуация в армии (11%).

Наименьшее беспокойство вызывают у наших сограждан такие проблемы, как демократия и права человека, национальная безопасность (по 8%), межнациональные и межконфессиональные отношения, отношения со странами СНГ, положение России в мире (по 7%), экстремизм и фашизм (5%).

Так что, получается, все эти заклинания о русском превосходстве и призывы вдарить фольклором по нацизму (хотя фольклор всегда был ему ближе других составляющих любой национальной культуры) — они не для мирных обывателей, которым мигранты в общем-то до лампочки. Они для абсолютного, но шумного меньшинства, которое выдают за голос гражданского общества. И из этого же опроса следует, что политически такой ход оправдан: раз экстремизм с фашизмом и демократия с правами человека население совсем не интересуют, то посадить ему на шею хамское меньшинство — святое дело.

Ну, оно и так сидит, но сейчас, видимо, решило рассесться поудобнее.

И в связи с этим возникает ряд вопросов, из которых здесь остановимся только на двух.

Ясно, что враги — так называемые лица кавказской национальности и выходцы из Средней Азии. Ясно, что экономическая целесообразность в расчет приниматься не будет, если гайки будут закручиваться, удар будет нанесен по трудовой миграции. Но то иностранцы. А как же российские граждане из северокавказских республик? Для них суровый паспортный режим? Бантустаны? Апартеид? Он фактически уже существует — Кавказ и остальная Россия давно уже развиваются отдельно друг от друга, в разных правовых, социокультурных, цивилизационных пространствах. Но не во взаимной изоляции. Как будет дальше развиваться эта ситуация? И какой реакции следует ждать от нерусской и некавказской России — от Коми до Тувы?

Создается впечатление, что в Кремле не знают и знать не хотят о настроениях нерусского населения. Именно не хотят: поэтому и отказываются от воссоздания Миннаца — тот бы хоть мониторингом занялся.

И второй вопрос: как долго просвещенная часть населения, безразличная к власти либо сотрудничающая с нею, будет и дальше игнорировать очевидное: интеллектуальный, культурный, моральный, уровень людей в этой власти определяется по уровню результатов их общественно-политической креативности. То есть это уровень футбольных фанатов, «наших», «России малолетней» и прочих «местных» и молодогвардейцев.

Это и есть новое гражданское общество, новая Россия с новой культурой, моралью, языком, которая потребна людям во власти для того только, чтобы их не прогнали. И больше им ничего не нужно.
Дмитрий Шушарин

Движения «Первого января» взяло ответственность за подрыв капища Сталина в Запорожье


Как сообщили в руководстве Запорожской милиции, сообщение о подрыве капища Сталину поступило 31 декабря около 23.30. В милиции пока не комментируют, каким именно образом был взорван истукан.
На днях его обезглавили члены мобильного отряда Тризуба им. С. Бандеры.
Теперь же истукан Сталина полностью разрушен взрывом. Уничтожение капища было произведено вечером в пятницу, 31 декабря, сообщает киевское издание «Зеркало недели».
Как сообщает ОСО ГУМВД Украины в Запорожской области, установлено, что за несколько минут до взрыва вблизи забора прошла группа из нескольких человек. Один из них перелез через забор и прицепил на памятник хозяйственную сумку, в которой, очевидно, находилось самодельное взрывное устройство. Взрыв полностью разрушил каменный истукан.
Поврежден также здание «Запорожского обкома компартии Украины»: в здании вылетели стекла и частично повреждена утеплительная обшивка здания», — сообщили в милиции, отметив, что в результате происшествия никто не пострадал.
В связи с подрывом Сталина в Запорожье 31 декабря 2010 года Всеукраинская организация «Тризуб» имени Степана Бандеры официально заявила о своей непричастности к вышеуказанной операции.
По делу об уничтожении идола Сталина в Запорожье януковские спецслужбы схватили двух «свободовцев». Об этом сообщает «Украинская правда».
«1 января 2011 около 01–00 ночи в квартиру заместителя председателя запорожской организации «Свободы» по молодежным вопросам Юрия Гудыменко ворвались представители милиции. Свободовца арестовали и доставили в Октябрьский райотдел милиции. Около 09–00 утра представители МВД арестовали также главу Запорожской «Свободы» Виталия Подлобникова », — говорится в сообщении.
Свободовцам инкриминируют часть 2 статьи 192 уголовного кодекса Украины за уничтожение идола Сталина в Запорожье путем взрыва. К задержанным не допускают адвокатов.
Между тем в адрес КЦ поступило «Официальное заявление Движения Первого января о подрыве капища Сталина» на украинском языке. Аналогичное заявление поступило в агентство «Правые новости».
Приводим в русском переводе полный текст этого заявления:
Официальное заявление Движения Первого января о подрыве капища Сталина
Ненавистью и безоглядной борьбой будешь встречать врагов Твоей Нации.
В честь 102 годовщины со дня рождения руководителя украинского народа Степана Бандеры специальной боевой группой Движения Первого января было подорвано капище палача Украина — Сталина (Джугашвили).
Это только первая наша акция по уничтожению врагов украинской нации. Нашими следующими целями станут антиукраинские чиновники, полицейские и бандиты из «СБУ», прокуроры и судьи, которые преследуют украинских патриотов. Мы уничтожим на нашей святой украинской земле всех сионистов и их поганые синагоги, им не будет пощады!
Призываем всех патриотов сплотиться в автономные вооруженные отряды, тренироваться и изучать военное дело и взрывные материалы. Наше время пришло, Национальная Революция не за горами! Свобода или смерть!», указано в заявлении, с полным текстом которого и с комментариями можно ознакомиться на сайте «Правые новости».
http://kavkazcenter.com/russ/content/2011/01/02/77786.shtml

Госдума возложила вину за расстрел в Катыни на Сталина


Госдума приняла заявление, в котором возложила ответственность за расстрел польских граждан в Катыни в 1940 году на руководство Советского Союза. Об этом сообщает «Интерфакс».

«Катынское преступление было совершено по прямому указанию Сталина и других советских руководителей», — говорится в заявлении.

Нижняя палата российского парламента выразила «глубокое сочувствие всем жертвам необоснованных репрессий, их родным и близким».

Депутаты также подчеркнули, что «технология массовых убийств» отрабатывалась на тысячах советских граждан, расстрелянных в Катыни в 1936-1938 годах.

Госдума в своем заявлении выражает надежду на «начало нового этапа в отношениях между нашими странами, которые будут развиваться на основе демократических ценностей».

В заявлении говорится о необходимости продолжить изучение архивных документов и уточнять списки погибших.

За это заявление проголосовали фракции «Единой России», «Справедливой России» и ЛДПР, фракция КПРФ голосовала против.

В октябре 2010 года президиум ЦК КПРФ принял заявление, в котором назвал официальную версию событий в Катыни «одним из крупнейших политических мифов XX века». Коммунисты настаивают на существовании «неоспоримых документально подтвержденных фактов и свидетельств» в пользу версии, согласно которой поляки были расстреляны немецкими оккупационными властями осенью 1941 года после захвата вермахтом Смоленской области.

Существуют документы, подтверждающие причастность советского руководства к расстрелу поляков. В частности, обнаружена записка Берии Сталину от марта 1940 года с предложением расстрелять польских офицеров.

Ответственность советских властей за катынские расстрелы признал еще Михаил Горбачев в 1990 году.

Всего в Катыни были расстреляны около 22 тысяч поляков, в том числе несколько тысяч офицеров.
http://www.lenta.ru/news/2010/11/26/katyn/

Быть в совместности с людьми


Мерабу Мамардашвили исполняется сегодня 80 лет
Мераб Мамардашвили стал философом в стране, в которой уже в течение энного количества десятилетий не было философии.
… У него не было никаких личных причин ненавидеть Сталина, никого не терял из близких его стараниями. Но Сталина он презирал и ненавидел. При этом считал, что на самом деле Сталин — это продукт миллионов «самовластий», их сфокусированное отражение. Миллионы сталиных — социальная реальность, в которой живет масса властителей. А Сталин — он просто играл роль Сталина.
Мамардашвили считал: надо быть с людьми в совместности и извлекать из этого мысль.
Быть с людьми в совместности: не над, не под, не впереди. Но именно в такой совместности, из которой извлекается мысль.
И он имел способности и силу держать время и мысль.
Быть с людьми в совместности, да. Но о себе говорил: «То, что я есть, если вам это интересно, — это продукт одиночества и молчания». И дружбу считал связью двух одиночеств, трех одиночеств, четырех…
Мераб никогда не хотел эмигрировать, хотя многие его друзья уехали жить на Запад. («Я живу здесь в течение энного количества столетий. Почему я должен уехать? Пускай уезжают те, кто нам мешает жить».)
Уехал в Москву из Тбилиси восемнадцатилетним юношей, а вернулся в Тбилиси из Москвы, когда было уже за пятьдесят, и прожил в родном городе последние девять лет своей жизни.
… Все-таки я до сих пор не отошла от событий августа 2008 года. Та война больше всего напугала меня тем, что поссорит (на века? на десятилетия?) русских и грузинских людей, не политиков, а просто людей из просто жизни. Тех, кто хотел бы быть в совместности.
Мои тбилисские друзья говорят, что неприязни к русским в Грузии ни у кого нет, есть неприязнь к нашей власти. Так и у нас есть неприязнь к своей власти, и у грузин — к своей. … Политики не хотят и не могут быть в совместности с людьми. Политики, как говорил сам Мераб, вообще избегают быть людьми. По-моему, это единственное, что у них хорошо получается.
… Его выступления, доклады, лекции о Декарте, Канте, Прусте — это устное слово, импровизация, живая речь. А так как все это происходило в Москве — то, конечно, только на русском языке.
… Памятник Мерабу Мамардашвили в Тбилиси поставили еще при Эдуарде Шеварднадзе. Сделал памятник Эрнст Неизвестный, очень близкий друг Мераба.
А в частном университете Кахи Бендукидзе сегодня читают курс лекций аспирантам о Мамардашвили.
«После окончания гражданской войны, когда мы сидели без света, без тепла, без ничего, вдруг по радио стали передавать лекции Мераба на грузинском языке, утром и вечером, по сорок минут, — вспоминает Иза Константиновна (жена Мамардашвили) — Я вначале даже боялась слушать, совсем недавно Мераб умер, и тут его голос… Но потом втянулась, и как-то даже помогло это — слушать его в то жуткое время, и, знаю, не только мне, многим людям помогло… Если бы повторить…»
Если бы повторить! В Грузии. В России. На грузинском. На русском. В совместности.
А вот как напоследок Иза Констан-тиновна меня обрадовала! Сказала, что у грузинской молодежи, которая из всех иностранных языков до недавних пор признавала только английский, появился интерес к русскому: «Хотят изучать русский язык, представляете! Открывают курсы, в детсадах изучают, даже власть для своих детей нанимает репетиторов по русскому языку, даже власть!»
Сама Иза Константиновна занимается русским языком с грузинскими детьми «от тринадцати до двадцати пяти лет». И — с гордостью: «Я держу направление на русскую литературу».
От этого направления никто не пострадает.
http://www.novayagazeta.ru/data/2010/102/29.html